Русский пир на весь мир

Пир, пиршество или застолье по словарю Даля многолюдное угощенье, большой званый обед, ужин, иногда с музыкой, пляской и с другими потехами. Бывает свадебный, бывает именинный. Еще бывает братчина, это когда организует пир не один хозяин, а несколько человек в складчину. Кроме свадеб и именин, пиры устраивались на любые другие праздники.

Если помещики могли запросто сами придумать повод для пира, то крестьянам такой роскоши не позволялось. Их отпускали пировать всего четыре раза в год — на Великий день, Дмитровскую субботу, масленицу и Рождество. Ах да, еще дозволялось праздновать крестины и свадьбу. Зато помещики понимали все тонкости русского застолья, так что давали крестьянам на гулянку от трех до семи дней. В зависимости от характера помещика, не иначе…

Как приглашали гостей?

Гости делились на две неравных категории — одни выпрашивали у хозяина чести быть приглашенными на пир, а другие делали честь хозяину, если соглашались. Вторых хозяин зазывал сам, кланялся в ножки, а то и упрашивал всячески, ибо высокостатусные гости придают вечеринке шик. А к первым с приглашениями отправляли слуг, ибо это гости для количества или ровня.

Встречали гостей тоже по статусу — кого-то просто и без церемоний, а для кого-то украшали улицу, выставляли почетный караул и устраивали овацию с швырянием в воздух шапок и других безопасных предметов.

Кстати, каким-то неоднозначным было отношение к женам на пирах. Вроде как, на большинстве картин женщины присутствуют, а вот в текстах упоминается, что жен брали только на неофициальные приемы и садили отдельно. Скорее всего, на свадьбы и крестины ходили с женами точно, потому что иначе фигня получилась бы.

Где пировали?

У знатных пацанов была специально оборудованная пиршественная зала или приемная палата, способная вместить много гостей. А остальные же смертные проводили пиры где придется — в сенях, столовой, а то и вовсе на улице. Главное, чтобы места хватило. К пиру комнату специально украшали, стелили ковры на пол, на стены вешали гобелены, на окна — занавески, на столы — скатерти, лавки тоже покрывали специальной цветной тряпочкой, чтобы гости, не дай Бог, не подумали, что хозяин-то бедноват-с… Ну и праздничное настроение надо было создать опять же. Все-таки пиры не каждый день устраивают, надо как-то соответствовать торжественности момента. Это не только одежы гостей, но и убранства комнаты касается.

Как накрывали на стол?

На каждых четверых человек приходилась солонка, перечница, лимонник и уксусница. Тарелка — на двоих. Называлось это — «разделить трапезу». Ножей и вилок не подавали, пищу предпочитали загодя резать на мелкие кусочки. Во избежание, по всей видимости… А что до громоздких лебедей или, там, целиком зажаренных быков — это была отдельная песня, их делили в специальный момент специальные люди. А лебедей так вроде вообще не ели. Частенько и другие красивые блюда были макетами. Просто для красоты. Кстати, про «разделение трапезы». Если кому-то хотели оказать честь, то садили есть из одной тарелки с пафосной шишкой. Как при этом чувствовал себя почетный гость — не уточняется. Наверняка случались самые разные люди высокого положения. Скорее всего, бывали и такие, есть с которыми из одной тарелки считалось почетом, но при этом было сущим адом. Привилегированность — она развращает и провоцирует на всякие шалости и баловство. Даже взрослых людей, да-да!

Как рассаживались?

О, это было очень-очень важно, куда и кого посадить. В русской избе, обычно ориентированной по сторонам горизонта, красный угол устраивался в дальнем углу избы, с восточной стороны, в пространстве между боковой и фасадной стенами, по диагонали от печи. Это всегда была самая освещённая часть дома: обе стены, образующие угол, имели окна. Иконы помещались в «красный» или «передний» угол комнаты с таким расчётом, чтобы икона была первым, на что обращал внимание человек, входящий в комнату.

В переднем углу устанавливался стол, который назывался большим. К большому столу вдоль стены приставляли ещё один стол, который назывался прямым. Вдоль стен избы стояли лавки. Лавка, расположенная в красном углу, называлась большая лавка. В красном углу, на большой лавке за столом сидел хозяин дома. Место хозяина дома называлось большим местом. Остальные члены семьи садились за стол в порядке старшинства. Если все не умещались за большой и прямой стол, к прямому столу под углом приставляли кривой стол.

Большое место считалось почётным, и предлагалось важным гостям. Гость должен был ритуально отказываться от места. Священнослужители садились на большое место, не отказываясь. Последнее место за кривым столом называлось полатный брус, так как располагалось под потолочным брусом, на который укладывали полати. В былинах богатыри на княжеских пирах садились обычно на полатный брус, а затем уже пересаживались на более почётные места, исходя из своих подвигов.

Место по правую руку от хозяина считалось почётным. Гости занимали места, сообразно своему достоинству, родству, роду, отчеству. Заслуги человека считались не значительными в сравнении с родовыми счетами. Сесть выше кого-то, кто считался выше по достоинству, означало нанести ему оскорбление. Скромный человек намеренно занимал более низкое место с тем, чтобы хозяин пересадил его на подобающее ему место. Те, кто садился на неподобающе ему высокое место, мог быть обнесён блюдом, или получить тарелку с меньшим количеством еды, чем у соседа. Стулья (кресла) были редким предметом и предназначались только для старейшин, патриархов и князей (царей). Остальные сидели на лавках, занимая места выше, или ниже соседа — пир был частью родовой, а не общественной жизни. В XVIII веке застолье переместилось на стулья — независимые друг от друга места.

Царь сидел за отдельным столом на большом месте. На царских пирах кроме прямого и кривого столов ставили столы посольские, властелинские (для духовенства), боярские и другие.

Собственно, пир!

Начиналось все с хлеба-соли, предложенных хозяином. Хозяин кромсал хлеб, посыпал солью и раздавал гостям. Не всем, а особо избранным, разумеется. В знак особого расположения, так сказать. Потом подавали напитки, и все начиналось. Обычно первым напитком был квас (хлеб-соль запить), но если вам повезло участвовать в царском пире, то первым разносили вино. Если блюда подавали, когда хозяин решит, то напитки гости требовали сами. И для этого даже была придумана куча ритуальных фраз. «Рыба любит плавать», «гусь плавает в воде», «индейская курица воду пьет». Обычаи гостеприимства требовали напоить гостей допьяна.

Перемен блюд было до пяти. В зависимости от повода, времени года и благосостояния хозяев. Перемены были такие: холодное, горячее, жаркое, пироги и «верхосыток» (десерт). В конце пира читалась молитва, и все расходились по домам. Последняя фраза — цитата. Скорее всего, так выглядело в идеале. На деле же, несложно представить, как это все выглядело, когда пьяные гости принимались бубнить молитву и расползаться. Хотя для последнего у гостей всегда были под рукой слуги (свои или хозяйские), предназначенные специально для того, чтобы своевременно извлечь гостя из пиршественной залы и доставить до кровати.

А еще после пиров еду заворачивали с собой. Или отправляли со слугами. Чтобы побаловать не попавших на пир домочадцев гостя. Ну и чтоб добро не пропадало тоже.

Проводились такие пиры до реформ Петра I. Он решил, что пиры — это дикость, повелел народу собираться не на пиры, а на ассамблеи и даже ввел специальные правила этикета. Но это уже совсем другая история…

Рассказать друзьям

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Еще интересного!


Надеемся, что вам было интересно, весело или полезно. Если вдруг вам хочется сказать нам спасибо за работу, то это очень просто сделать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *